Feb 21 2017 14:30
Эльхан Мамедов
Views: 535

Уже четверть века выжившие после геноцида в Ходжалы жители этого города лелеют надежду – вернуться на свою землю, освобожденную от армянских оккупантов, пройтись по знакомым с детства местам, по священной земле, каждая пядь которой была осквернена двадцать пять лет назад безжалостным армянским сапогом...

Это мечта всех ходжалинцев, разбросанных сегодня по городам и весям Азербайджана. Это как воспоминания детства, когда жизнь была прекрасна, и не было ни войны, ни рек крови, ни ужасов сотворенных захватчиками.

Но память вновь и вновь возвращает в первую очередь именно к этим страшным и черным дням, оставившим без семей, родителей и детей тысячи людей.

Уроженец Ходжалы, депутат парламента Азербайджана Эльман Мамедов в те дни оказался в самом центре блокады и захвата города.

"Когда начались события (1988 год - начало сепаратистского движения за выход  Нагорно-Карабахской автономной области из состава Азербайджана – прим. ред), Ходжалы оказался в окружении армян, – вспоминает Э.Мамедов, возглявший тогда исполнительную власть города. – Они постоянно перекрывали дорогу между Ходжалы и другими азербайджанскими населенными пунктами. Так продолжалось 4 года. В течении этих 4-х лет, Ходжалы постоянно подвергался бесчисленным нападениям армян. Например, одно из них произошло 18 сентября 1988 года. Более 10 тысяч армянских националистов атаковали Ходжалы, уже тогда пытались разрушить наш город, уничтожить его жителей… Тогда мы - ходжалинцы, смогли защитить и сохранить Ходжалы. Многих ранили, несколько домов сожгли, но, главное, мы смогли защитить себя. … В тот период, с момента начала этих событий и до последней минуты оккупации и после этого я возглавлял Ходжалы. Естественно, как должностное лицо, возглавляющее Ходжалы, я был за все ответственен - и за его защиту, и за людей", - вспоминает Эльман Мамедов, возглавлявший тогда исполнительную власть города.

Жизнь в блокаде

"Полная блокада Ходжалы началась 1 ноября 1991 года. С этого дня и вплоть до момента оккупации Ходжалы полностью оставался в блокаде. В тот день рано утром, в 5-6 утра, направлявшаяся из Ходжалы в Агдам машина марки УАЗ, которой управлял Габиль Мовсум оглы Абышов, была обстреляна армянами. Внутри машины находились 3 человека. 1 человек был убит, 2 - получили ранения. И с этого дня армяне перекрыли бетонными плитами дорогу в Аскеран. Так Ходжалы оказался в полной блокаде, рассказывает Эльман Мамедов.

"Как Ходжалы 4 месяца поддерживал связь с Азербайджаном? … С помощью военных. Скажем, приезжали военные машины, БТРы и другие. Военные организовывали колонны, и так в окружении конвоя военных 1-2 наши гражданские машины могли проехать в направлении Агдама. Когда были раненые или больные, когда заканчивались мука, хлеб… топливо… - вспоминает Эльман Мамедов. - Вертолет - ненадежное транспортное средство, потому что зависит от погодных условий. Бывало и так, что целую неделю вертолет не мог взлететь. Горное место, горные условия. Зимний период. Или же из-за опасности, что армяне собьют вертолет, вертолеты простаивали. Так Ходжалы жил в полной блокаде в течении этих 4 месяцев.

Защитники города

С середины октября 1991 года армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт перешел в фазу настоящей полномасштабной войны

"… Ежедневные бои, ежедневные атаки не только на Ходжалы, но и на все населенные пункты, где проживали азербайджанцы. То есть, весь период блокады мы находились в состоянии войны, - вспоминает Эльман Мамедов. - Естественно, у нас были потери, было много раненых. Отключали свет, отключали газ. Возникала нехватка хлеба, нехватка продуктов… Осенью 91-го года мы своими силами создали ходжалинский батальон, - вспоминает Эльман Мамедов. - У нас было чуть больше 200 бойцов, не было тяжелого вооружения, тяжелой военной техники… Только ружья, табельное оружие у полицейских, пистолеты, автоматы. В наступлении на Ходжалы шли наемники из пустивших корни во многих странах мира армянских террористических организаций, а основной силой стал принадлежащий Советскому Союзу, а затем, Российской Федерации 366-й мотострелковый полк. Это тысячи бойцов, не менее ста единиц военной техники различного типа, сюда входят танки, боевые машины, БТРы, БМП, БРДМы, реактивные установки, разнокалиберные минометы, пушки и так далее. 366-й полк со всей его живой силой и военной техникой совершил нападение на Ходжалы, и это сыграло решающую роль. Это после признавали и сами армяне. В то время российская журналистка Виктория Ивлева находилась в качестве военного журналиста в штаб-квартире 366-го российского мотострелкового полка. У нее есть воспоминания об этом. Она пишет, что при нападении на Ходжалы в передних рядах шла военная техника 366-го российского полка, за техникой шла живая сила этого полка, а армяне шли в третьем ряду. Она так и пишет - армянские карательные отряды шли в третьем ряду". Защитники Ходжалы перед таким количеством военной техники и живой силы оказались беззащитными", - говорит бывший глава исполнительной власти города.

Танки против мирных жителей

"Это был вечер 25 февраля 1992 года, было где-то начало восьмого. Вокруг Ходжалы находились наши посты. У нас было более 30-ти оборонительных постов -, вспоминет Эльман Мамедов. - С одного из постов мне сообщили, что один БМП прошел со стороны Нораджуга. Следом за ним с другого поста пришла информация, что со стороны занятых армянами азербайджанских сел Мехтикенд, Баллыджа, Хенезег, Гайабаши, Дашбулаг живая сила и военная техника следует в направлении к Ходжалы. Сведения поступали одно за другим. Стало ясно, что блокада Ходжалы начинается. Естественно, я дал командирам поручение, чтобы все силы вышли на оборонительные посты. Весь процесс взятия в блокаду продлился приблизительно 3 часа. До половины одиннадцатого ночи. К одиннадцати Ходжалы со всех сторон был окружен. Военная техника, эти танки, БТРы и так далее, пришли, заняли позицию и стоят. Не наступают. То есть стоят на огневой дистанции. Надо отметить, что Ходжалы располагался ниже других населенных пунктов, в низине. То есть, со всех сторон Ходжалы был виден, как на ладони. Они остановились на расстоянии одного километра, полутора километров, а кое-где и на расстоянии 500 метров от города. Стали на огневой позиции. И естественно, им была дана команда. Вся военная техника в одно и то же время начала обстрел. Вы представляете себе, мы раньше эту картину видели в фильмах о Второй мировой Войне. Это называлось "артподготовка".Не было необходимости подключать к наступлению живую силу. Потому что военная техника обстреливала, полностью разрушала каждый дом. Весь город пылал огнем. Представьте, с расстояния 16 километров - из Агдама было видно, как горит Ходжалы. Таково было положение, когда население начало покидать город".

Дорога смерти

Из Ходжалы люди бежали в направлении Агдама. Расстояние от Ходжалы до Агдама 16 километров. И все дороги были перекрыты армянами.

"На пути - в Аскеране - нас ждали армянские националисты. И они напали на нас. Люди бежали по бездорожью, через замерзшую реку Гаргар люди бежали по замерзшей реке - это женщины, старики, младенцы, раненые, больные. Бежали через лес, в гору", - вспоминает Э.Мамедов. - Когда люди побежали, уже много народу погибло, свыше ста тел остались в городе. Население побежало в лес, по горной дороге. Снег, февральский мороз, горные тропы, лес, и люди бегут по снегу. Побежали к реке Гаргар. Промокшая обувь буквально распадалась на части. Люди бежали босыми. По лесным промёрзшим дорогам, по валежнику, по камням. Многие изрезали ноги. Так и шли. А утром, ближе к рассвету, когда рассвело, люди оказались … на открытой местности. На кадрах, которые сняли наши операторы, царство небесное Чингизу Мустафаеву, на кадрах, снятых им, кадрах, снятых Сейидагой Мовсумли, кадрах, снятых Таиром Караевым, и на других кадрах, вы можете видеть, во что превратилось это место…

Там, в окопах, нас уже поджидали армяне… А на высотах вокруг этой местности они установили пулеметы и другую военную технику. И открыли перекрестный огонь. Мужчинам пришлось вступить в бой, чтобы хотя бы часть гражданского населения смогла убежать. Вы видели на кадрах жертв этого массового убийства. Армяне буквально истребили сотни ни в чем не повинных людей, женщин, стариков, детей. На моих глазах убили мою 60-летнюю мать. Сколько матерей погибло там! Сколько младенцев, детей погибло там! Сколько стариков погибло! И ни у одного из них в руках не было оружия. Они были безоружными людьми, невинными людьми. Во время Второй мировой войны даже солдаты гитлеровской Германии проявляли больше милосердия по отношению к безоружным гражданским, мирным людям. Их не убивали, они могли остаться и жить в своих домах на оккупированных территориях. Однако, армяне жаждали тюркской крови. Жаждали нашей крови, армяне никого не пощадили. Убивали младенцев в пеленках. Вспороли живот беременной матери, вытащили оттуда ребенка, насадили на на штык и сфотографировали это. Они зверски убивали стариков 80-90 лет. Они проявили такую жестокость, такое зверство, такой вандализм, такую жажду крови, хуже которой ничего нет. Это был геноцид. В течение нескольких часов 613 мирных жителей Ходжалы были безжалостно истреблены. Это были старики, женщины, дети. И они были зверски убиты. И это геноцид".

Преступление и наказание

"От всего мира, от международных организаций мы ждем, мы требуем, чтобы Ходжалинскому геноциду была дана правовая и политическая оценка, - говорит Эльман Мамедов. - Те, кто совершили этот геноцид, должны понести наказание. Мне кажется, что человечество, международные организации, крупные державы должны понимать, что это может случиться в любой стране. Нужно предотвратить это. Нужно наказать виновных в этом преступлении, чтобы это не повторилось. Чтобы виновные в таких преступлениях, как возглавляющий сегодня Армению Серж Саргсян, являющийся военным преступником, возглавлявший до него Армению Роберт Качарян - тоже военный преступник, не оставались безнаказанным и во время выступлений с трибуны такой уважаемой организации, как Европейский Совет, не заявляли: "Да я участвовал в нападении на Ходжалы в качестве военного командира и горжусь этим". Обратите внимание, военный преступник, совершивший геноцид, объявляет об этом в Совете Европы, и ему аплодируют. Где справедливость? Где защита прав человека? Где европейские ценности? И сегодня они остаются безнаказанными! Поэтому считают себя правыми. И очередной преступник, возможно, где-то еще готовится совершить очередной геноцид", - говорит Эльман Мамедов.

Мечты о возвращении

"Ходжалы – это моя родина. Родной очаг. Иногда спрашивают, где начинается родина? Родина начинается там, где ты родился, где мать впервые взяла тебя на руки. Там, где тебя впервые положили в люльку, - там и есть Родина. Естественно, наша большая родина - это Азербайджан. Однако, моя священная родина, место, где начинается моя родина - это дом, то место, где я родился. А теперь посмотрите, с какими чувствами мы живем. Какими мечтами. Каждый человек живет мечтами. И у меня их много. Однако самая священная из них, самая заветная, та, которой я живу, связана с освобождением Ходжалы. Мы освободим Ходжалы, - убежден Эльман Мамедов.- Пусть Аллах даст мне силы, возможность, и я поеду в Ходжалы и там… умру. Я мечтаю, чтобы меня похоронили на этой земле, я хочу быть похороненным рядом со своими близкими. Это моя священная мечта. Что может быть важнее этого? Что может быть священнее этого?

Каждый ходжалинец, и не только ходжалинцы, каждый человек, находящийся вдали от своих родных земель, хочет вернуться в свой родной дом. Хочет разжечь потухший очаг. Хочет восстановить свой разрушенный дом. Хочет побывать на могиле родных. Хочет прочесть там молитву, суру из Корана. Какая мечта, какое желание, что может быть священнее этого? Ничего!"