Jan 20 2018 15:09
Гюльзар Мустафаева
Views: 377

В ночь на 20 января 1990 года без предварительного объявления о введении чрезвычайного положения в город Баку и другие регионы Азербайджана вошли подразделения советских вооруженных сил. В результате жестокой расправы над мирным населением сотни людей были убиты, ранены и пропали без вести. Об этом во влиятельной израильской англоязычной газете The Jerusalem Post написал глава израильской неправительственной организации "Международные проекты для общества", известный эксперт в области международных отношений Арье Гут в своей статье "Кровавый "Черный январь" стал отправной точкой для независимости Азербайджана".

Арье Гут подчеркивает, что азербайджанцы эту массовую резню мирных граждан, когда советские танки и войска захватили улицы Баку, назвали "Черным январем". "Основная цель операции "Удар" состояла в том, чтобы сокрушить национально-освободительное движение к независимости. По официальной статистике, в результате этой карательной операции 131 человек погиб, однако неофициальные цифры достигают, по меньшей мере, 300 человек, а возможно и больше. До сих пор, хотя с того дня прошло уже 28 лет, подлинная правда остается неизвестной – более 200 коробок с секретными документами были конфискованы и вывезены в Москву Советской армией, хотя было совершенно ясно, что советская империя находится на пороге краха", – пишет израильский эксперт в своей статье.

Автор отмечает, что солдаты расстреливали людей на месте в упор, осуществляли умышленные наезды танков и БТР на легковые машины, убивая находившихся в них мирных граждан, обстреливали больницы, препятствовали медико-санитарному персоналу оказывать помощь раненым. "Личный состав войск добивал раненых штык-ножами. Использование же пуль к автомату Калашникова калибром 5,45 мм со смещенным центром тяжести не просто выводит человека из строя, а многократно увеличивает страдания и делает смерть неизбежной. Страшное зрелище представлял собой Баку утром 20 января: окровавленные улицы и площади когда-то красивого города, раздавленные трупы, покореженные машины, обстрелянные дома и разбитый гусеницами танков асфальт. В эту страшную ночь мирное население Азербайджана, особенно Баку, пережило страшный шок. Мне было 15 лет, мы жили в Баку и, помню, просидели с родителями и сестрой всю ночь, никак не могли уснуть. Мы не знали, что нас может ожидать… Как и многие другие мирные жители Баку, мы в первый раз в своей жизни услышали выстрелы и скрежет танковых гусениц. Эта страшная январская ночь была отвратительно длинной, но я помню, что на небе было много звезд, казалось, и они были ужасно напуганы происходящим. Эта кровавая резня еще раз доказала античеловеческую и кровавую сущность тоталитарного советского режима, когда советские войска были использованы не для подавления внешней агрессии, а против собственного народа. В то же время "Черный январь" стал результатом подготовленной заранее военной операции советского КГБ. Хорошо известный генерал Бобков возглавлял операцию. В течение января в Баку находились члены Политбюро Евгений Примаков и Андрей Гиренко. Министр обороны Дмитрий Язов и глава МВД Вадим Бакатин прибыли в Баку, чтобы руководить этой карательной операцией против азербайджанского народа", – пишет израильский эксперт.

"Руководство СССР во главе с Горбачевым прекрасно понимало, что в стране начались дезинтеграционные процессы. Опираясь на советы своих ближайших наперсников, Михаил Горбачев отдал приказ о начале преступного и фашистского вторжения в Баку, чтобы это стало уроком для других советских республик. Неконституционное объявление чрезвычайного положения в Баку, вторжение советских войск и преднамеренная карательная акция против мирных граждан с участием тяжелой техники и летального оружия были актом преступления против человечества", - отмечает Арье Гут.

Автор подчеркивает, что его друг и фотограф, сегодня гражданин Израиля Борис Добин, вспоминая о "Черном январе", сказал: "Этот день невозможно забыть. События января 1990 года – незаживающая рана для меня, которая никогда не перестанет причинять боль. Иногда боль становится меньше, иногда – сильнее, но она всегда со мной. Я помню детальное развитие событий. На протяжении многих десятилетий в Баку мирно сосуществовали люди различных национальностей. Я еврей и вырос среди азербайджанцев, свободно говорю по-азербайджански, и боль азербайджанского народа – это моя боль.

В то время я работал фотографом в двух местах: в Музее истории музыкального искусства и в отделе дорожной полиции. 20 января рано утром начальник отдела позвонил мне и сказал, что нам нужно проехать по улицам, для того, чтобы представить ущерб, нанесенный городской инфраструктуре. Танки проехали по Баку и разбили все на своем пути; они специально давили припаркованные автомобили. Картина на улицах была ужасной. Трупы были повсюду. Было ясно, что советская армия стреляла в безоружных людей, которые не могли и не пытались сопротивляться. Я читал о подобных событиях только в книгах о нацизме. То, что армия сделала 19-20 января в Баку, было настоящим фашизмом. Боль и замешательство, которые жители Баку чувствовали в тот день, нельзя забыть. Я продолжал работать и фотографировать еще и на следующий день, когда были организованы похороны погибших".

Британский журналист Томас де Ваал написал в своей книге "Черный сад" о "Черном январе": "Танки переползали через баррикады, сминая на своем пути автомобили и даже кареты скорой помощи. По словам очевидцев, солдаты стреляли в бегущих людей, добивали раненых. Был обстрелян автобус с мирными жителями, и многие пассажиры, в том числе четырнадцатилетняя девочка, погибли. Боевые машины давили любой автотранспорт, попадавшийся на пути, вне зависимости от того, кто в нем находился", - пишет де Ваал.

Гут подчеркивает – из многочисленных показаний свидетелей явствует, что военные, вывозя с мест событий обезображенные, раздавленные военной техникой трупы и отдельные части тел, таким образом пытались скрыть следы совершенных деяний. Кинорежиссер Станислав Говорухин по поводу ввода войск в Баку писал: "В ночь с 19-го на 20-е в город все-таки вошли войска. Но Советская армия вошла в советский город… как армия оккупантов: под покровом ночи, на танках и бронемашинах, расчищая себе путь огнем и мечом. По данным военного коменданта, расход боеприпасов в эту ночь — 60 тысяч патронов. На сумгайытской дороге стояла на обочине, пропуская танковую колонну, легковая машина, в ней — трое ученых из Академии наук, трое профессоров, одна из них — женщина. Вдруг танк выехал из колонны, скрежеща гусеницами по металлу, переехал машину, раздавив всех пассажиров. Колонна не остановилась — ушла громить "врага, засевшего в городе".

21 января 1990 года Баку и азербайджанский народ хоронили своих сыновей и дочерей, которые, по словам Горбачева, были "исламскими фундаменталистами". "Неужели Фариза – девушка, которая три месяца назад вышла замуж, и покончила с собой, услышав о смерти мужа, или Рашад, которому было 15 лет, или Вера Бессантина, Ян Меерович, врач скорой помощи Саша Мархевка – все они были "исламскими фундаменталистами"?

Корни январской трагедии были в продолжающейся агрессии Армении против Азербайджана. Анализ событий 1988-1990 годов ясно показал, что Армения при полной поддержке центрального советского правительства намеревалась аннексировать часть территории соседней республики. Карательные действия советских вооруженных сил, которые были осуществлены в Баку в январе 1990 года, по масштабу, жестокости и числу жертв превзошли подобные события в Тбилиси в апреле 1989 года, Вильнюсе в январе 1991 года. Это были финальные конвульсии устаревшей советской империи. Азербайджанские патриоты, еврейская девушка и русский врач, а также азербайджанский ребенок были похоронены в братской могиле – все это страшная и ужасная трагедия Азербайджана", – пишет Арье Гут в своей статье.

Как подчеркивает автор, организация "Мемориал" и Хельсинкская группа по правам человека сообщили в мае 1991 года, что они нашли убедительные доказательства того, что введение чрезвычайного положения привело к необоснованному нарушению гражданских свобод и что советские войска использовали необоснованные и непропорциональные силовые методы, приведшие к многочисленным жертвам.

"Вмешательство советских войск и объявление чрезвычайного положения в Баку были грубым нарушением Конституции СССР (статья 119) и Конституции Азербайджанской ССР (статья 71), международного пакта "О гражданских и политических правах" 1966 года (статья 1). Уже доказано, что, осуществляя меры чрезвычайного положения, отдельные военнослужащие допустили антигуманные действия, которые в соответствии с указом Международного военного трибунала, Женевскими конвенциями о защите жертв войны (1949 г.), дополнительными протоколами I и II 1977 г. к ним и Уголовным кодексом Азербайджана квалифицируют их как военных преступников. Фактически были попраны все действующие международные конвенции по правам человека, включая Всеобщую декларацию прав человека 1948 года, международный пакт "О гражданских и политических правах" (1966 г.), международный пакт "Об экономических, социальных и культурных правах", (1966 г.), Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975 г.), итоговый документ Венской встречи СБСЕ (1989 г.), декларацию "О защите женщин и детей в чрезвычайных обстоятельствах и в период вооруженных конфликтов" (1974 г.), Конвенцию о правах ребенка (1989 г.), действующие конвенции, регламентирующие ведение войны, в частности, Декларацию о неупотреблении легко разворачивающихся или сплющивающихся пуль (1980 г.), 4-я Гаагскую конвенцию о законах и обычаях сухопутной войны (1967 г.)", – отмечает Арье Гут.

По мнению израильского эксперта, "Черный январь" стал началом конца советской власти в Азербайджане и началом распада Советского Союза. "Члены Коммунистической партии, которые посвятили свою жизнь служению интересам СССР, были потрясены, что советская коммунистическая система пошла против них. Общенациональный лидер Азербайджана Гейдар Алиев, бывший член Политбюро СССР, подверг резкой и жесткой критике Михаила Горбачева, обвинив его в том, что именно он руководил этим отвратительным преступлением. В то время Гейдар Алиев жил в Москве, он приехал в постоянное представительство Азербайджана и выразил соболезнования народу Азербайджана. В своем выступлении он подчеркнул, что инициаторами трагедии было тогдашнее политическое руководство СССР и Азербайджана, и они ничего не сделали, чтобы успокоить народ. Гейдар Алиев рассматривал эту трагедию как преступление против азербайджанского народа", – пишет автор.

"Несмотря на кровавые события в Баку, 20 января 1990 года стало страницей героизма в истории борьбы за независимость и территориальную целостность Азербайджана. Хотя азербайджанский народ 20 января 1990 года подвергся военной, моральной и политической агрессии, в то же время он проявил свою способность поддерживать традиции исторического героизма и противостоять самым жестоким нападкам коммунистической системы ради свободы и независимости Родины", – пишет Арье Гут.

Прошло 28 лет с трагедии 20 января 1990 года. Святое место поклонения азербайджанского народа – Аллею героев посещают каждый день, алые гвоздики возлагаются на могилы мучеников, пламя, которое является символом "Страны Огней", не гаснет в мемориале "Вечный огонь".

Размышляя об этом, вспоминаются мысли общенационального лидера Азербайджана Гейдара Алиева: "Герои, погибшие в трагедии 20 января, являются нашими национальными героями. Их смерть – большая потеря для нас, для нашего народа. В то же время их смерть является символом героизма нашего народа. Кровь, пролитая той ночью, является цветом нашего национального флага, демонстрируя независимость Азербайджана", – резюмирует Арье Гут в своей статье в газете The Jerusalem Post.