Apr 06 2019 12:46
Эльхан Мамедов
Views: 503

Для Азербайджана выстраивание взаимовыгодных отношений с Россией является приоритетом. Об этом глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров сказал в пространном интервью порталу «Москва-Баку» после втречи с российским коллегой Сергеем Лавровым в Москве. Впрочем, речь в интервью шла не только об этом.

Встреча прошла после заседания Совета министров иностранных дел СНГ и продлилась порядка 20 минут.

-Как прошла Ваша встреча с господином Лавровым?

-Встреча прошла замечательно, как это всегда и бывает. Мы с Сергеем Викторовичем открыто обсуждали повестку дня не только двусторонних отношений, но и, естественно, урегулирование нагорно-карабахского конфликта. Я думаю, что в самое ближайшее время (мы уже договорились) будет объявлено о встрече на уровне министров иностранных дел Азербайджана и Армении и сопредседателей. Я думаю, Сергей Викторович тоже будет принимать участие. Общее понимание  - что надо в нагорно-карабахском урегулировании двигаться, по-другому уже невозможно.

-Министр Лавров примет участие в Вашей встрече с армянским коллегой Зограбом Мнацаканяном. Значит ли это, что встреча пройдет в Москве?

-Скорее всего.

-С какой позицией пойдет сейчас Азербайджан, Вы лично на встречу с главой МИД Армении? Насколько я понимаю, это также будет и подготовкой к новой встрече президента Ильхама Алиева и премьер-министра Никола Пашиняна?

-Я думаю, все зависит от ситуации, что мы получим в итоге. Конечно, объективности ради, когда Сергей Лавров говорит, что он хочет встретиться и со мной, и с Зограбом Мнацаканяном, это хорошо, потому что Россия – это тяжелая артиллерия. С Россией мы находимся рядом, к тому же в стратегическом партнерстве. И если глава МИД России решил положить свой вес на чашу весов для того, чтобы понять происходящую сейчас ситуацию (и мы сейчас разбирали ситуацию по нюансом), дай Бог, чтобы получилось.

Венская встреча показала, что хоть и тяжело, но нащупываются точки соприкоснования. Естественно, никто не ожидал, что это будет очень быстро. Но напомню, что через некоторое время после встречи президента Азербайджана и премьер-министра Армении Никола Пашиняна министр обороны Армении вдруг сделал абсолютно воинственное заявление с криками о новой войне, новых территориях. Заявление, конечно, рассчитано на внутреннюю аудиторию.

Я все время задаю вопрос нашим армянским друзьям. Вот 30 лет идет конфликт, скажите мне, пожалуйста, что получили от этого граждане Армении, кроме того, что в стране сегодня более 40 процентов бедных, кроме того, что у них нет перспективы – демографическая ситуация катастрофическая и наиболее умные люди уезжают из страны. И вся эта ситуация как-то подталкивает к тому, что надо из нее выходить. Здесь философия простая, о ней Азербайджан неоднократно говорил: ты не можешь взять территорию и убежать на Луну, ты в любом случае должен добиваться нормального добрососедства.

У нас же, несмотря на оккупацию, экономика значительно поднялась, железные, автомобильные дороги построили, нефть продаем, нефтепровод, Южный газовый коридор построили. И я могу назвать еще множество других примеров, доказывающих, что Азербайджан стал лидирующей экономикой в регионе.

Вчера я вернулся из Бельгии – мы обсуждали сумасшедшее количество общих проектов и практически утвердили их в рамках проекта Южного газового коридора. Азербайджанский газ пойдет не только в Италию, но и на Балканы. Мы обсуждали транспортную составляющую, как соединить Китай с Европой, Юг с Западом. Это было конкретное обсуждение. Иcходя из этого, важно, чтобы в Армении сами себе задали вопрос, что они получили от оккупации наших земель. За 30 лет они сами себя отбросили назад.

Периодически в Армении говорят: а вот диаспора нам поможет. Ребята, а кто, спрашивается, из диаспоры переехал в Армению, за исключением Вардана Осканяна (с 1998 по 2008 год – глава МИД Армении – прим. ред.), который отказался от американского гражданства со своей женой и сыновьями и переехал в 1990-е годы в Армению. Кроме них из диаспоры никто этого не сделал. Кто из них деньги дал? Значит нет доверия. Думаю, что понимание этого обязательно должно быть при анализе ситуации.

Пашинян объявляет «экономическую революцию». Какая «экономическая революция», если с двумя из четырех соседних стран у тебя закрыты границы?!

Сейчас мяч на поле армян – они должны убедить свое собственное население в том, что мир нужен. Они иногда говорят – ой, вы знаете, в Карабахе такие сложные люди… Ребята, но это не наша – это ваша проблема. Вы должны объяснить людям, что будущего у Армении без налаживания отношений с Азербайджаном нет.

-Азербайджан сегодня ведет подготовку своего населения к миру?

-Конечно. Идет разговор о том, чтобы, может быть, журналисты обменялись поездками. Сейчаc, кстати, и с Сергеем Лавровым этот вопрос обсуждали, в какой форме все это можно сделать. Азербайджан стоит на том, что нужно еще одно заявление - подкрепить то, о чем было заявлено ранее, а также зафиксировать необходимость продвижения дальше.

-В последнем заявлении глав МИД Азербайджана и Армении и сопредседателей Минской группы ОБСЕ было зафиксировано, что стороны конфликта осуществят некие гуманитарные шаги. Что именно подразумевается под гуманитарными шагами и когда они будут осуществлены?

-Речь о двух азербайджанцах, которые находятся в заключении в Карабахе – Дильгам Аскеров (гражданин России) и Шахбаз Гулиев (гражданин Азербайджана). Вопрос - почему их родственники не могут приехать и повидаться с ними? Почему люди не могут поехать на кладбище к родным? Это вопрос очень сенситивный, чувствительный. То же самое, армянская сторона, в свою очередь, говорит о Завене Карапетяне. В этом контексте нам надо искать какие-то формы взаимодействия между людьми. И чем больше они будут общаться, тем лучше. Ну, нет другого варианта. Второй вариант – война. Она нужна? Война просто отбросит весь регион обратно.

-Возможен ли, на Ваш взгляд, прорыв в нагорно-карабахском урегулировании?

-Я бы хотел, чтобы еще в 2004 году, когда я только стал министром иностранных дел, получился прорыв. Объективности ради, тогда с Варданом Осканяном (с 1998 по 2008 год – глава МИД Армении – прим. ред.) мы очень интенсивно обсуждали конкретные планы по урегулированию конфликта. Это были подробные, конкретные планы. Они не стали достоянием прессы, но тогда между нами было понимание.

-Буквально вчера исполнилось 27 лет с момента установления дипломатических отношений между Азербайджаном и Россией. Мне кажется, именно с прошлого года официальные лица России и Азербайджана стали все больше говорить о выходе двусторонних отношений, отношений стратегического партнерства между двумя странами на новый уровень. И вчера это подтвердил МИД России. Cчитаете ли вы, что это действительно так?

-Конечно, в принципе, между Азербайджаном и Россией уровень стратегического партнерства всегда существовал. Россия – наш большой сосед. Если посмотреть через экономику – это огромный рынок. Если посмотреть через аспект понимания – у нас нет с этим проблем, так как русский язык зачастую выступает в качестве языка межнационального общения. Для Азербайджана выстраивание нормальных взаимовыгодных взаимоотношений с Россией является приоритетом.

-Вчера на заседании Совета сотрудничества Азербайджан – ЕС Вы отметили, что новое соглашение Азербайджанской Республики с Европейским Союзом готово на 90 процентов. Означает ли такое соглашение, что вектор своей внешней политики Азербайджан смещает более в сторону ЕС?

-Нет, это неправильное представление. Здесь, мне кажется, не надо никого пугать и ставить вопрос таким образом совсем неверно. Черно-белого кино в дипломатии не бывает. Ни в коем случае нельзя говорить, что если ты не с нами, то ты против нас. Мир поменялся. Сегодня мы слушали замечательную лекцию о начале Второй мировой войны в 1939 году (в ходе заседания СМИД СНГ в Москве 5 апреля обсуждался в том числе вопрос 80-летия начала Второй мировой войны и сохранения воинских захоронений и памятников Великой Отечественной войны – прим. ред.), в то время как раз формула «Если ты не с нами, то ты против нас» и звучала. Сейчас все по-другому.

Поэтому думаю, здесь вопрос надо ставить таким образом: да, это соглашение нам интересно, поскольку рынок ЕС мы открываем для себя. Вчера на заседании Совета сотрудничества мы обсудили раздел, посвященный энергетике. В 2020 году газ из Азербайджана попадет на итальянский рынок. Но помимо этого, как я и говорил, существует же и рынок балканский и об этом мы достаточно говорили с комиссаром Европейского союза по вопросам расширения и политики соседства Йоханнесом Ханном и главой европейской дипломатии Федерикой Могерини.

Также по соглашению с ЕС мы уже успели согласовать политическую часть, остался сектор торговли. Нам еще предстоят достаточно серьезные переговоры с Евросоюзом, но, в принципе, я уверен, что этот договор будет интересен и России.

-Формат Азербайджан – Россия – Иран. Саммит глав трех государств время принимать по очередности России. Как вы оцениваете потенциал этого формата и насколько сегодня он действительно показывает себя эффективным?

-Мне кажется, это очень хорошая инициатива. В свое время первая встреча прошла в Баку, затем в Тегеране. Я думаю, что сам по себе формат президентов трех стран, которые выстраивают своего рода коридор между Ираном, Азербайджаном и Россией, вплоть до Санкт-Петербурга (имеет ввиду прежде всего транспортный коридор Север – Юг – прим. ред.), он, как говорится на английском win-win («выигрышный») – все заинтересованы, чтобы он действовал.

Да, существуют вопросы, на которые надо находить ответы, потому что идет ориентир на индийские и южнокитайские товары. Но это все тема для разговора и получения здесь преференций. Экономика действует так, что если ты выстраиваешь свои преференции, то может заработать любой коридор. Официальную ноту по новому саммиту глав государств от российской стороны мы получили. Ориентировочно это 14 – 15 августа.