Jul 23 2019 11:38
Эльхан Мамедов
Views: 418

- Премьер-министр Армении Никол Пашинян столкнулся сегодня с новой для себя дилеммой. Речь идет о противостоянии в Иджеване и ситуации вокруг озера Севан. Сталкивающиеся с тяжелыми социально-экономическими проблемами жители армянской периферии решают свои бытовые вопросы вырубкой лесов в Тавуше с последующей продажей древесины в других регионах страны и ловлей рыбы в озере Севан. Попытки властей воспрепятствовать незаконной деятельности населения вызвали его сопротивление. В результате против участников акций протеста была применена сила. Похоже, Пашинян оказался перед выбором - остаться ли солидарным с простыми людьми, поддержавшими его год назад в борьбе против Сержа Саргсяна, или же, руководствуясь буквой закона, разочаровать народ. Чем это чревато для премьера?

Своим мнением об этом с Oxu.Az поделился российский эксперт по международным конфликтам Евгений Михайлов.

- Противостояние власти и простого народа в Иджеване говорит прежде всего о том, что Никол Пашинян пошел против населения, которое использует любой шанс, чтобы выжить. Именно выжить, и в этой ситуации становится совершенно очевидным тот факт, что Пашинян, пришедший к руководству страной как раз на волне народной поддержки, когда армяне устали от предыдущих коррупционеров, теряет народное доверие. Нынешний премьер обещал людям процветание и экономический подъем. Но его нет, и, более того, ситуация только ухудшается.

Даже в России армяне повсеместно говорят о разочаровании в Пашиняне. Дескать, ничего не изменилось. Одни воры сменили других, и вновь простое население оказалось обманутым в своих чаяниях. И тут уместно вспомнить старую избитую фразу, которую политический истеблишмент Еревана не любит обсуждать. Во все времена предателями армянского народа были его политические элиты, которые для достижения собственных шкурных интересов ввергали свою страну и народ в катастрофу гонений и нищеты.

- Недавно Пашинян столкнулся также с противостоянием в лице Венецианской комиссии по вопросу веттинга судей. Как известно, решение о глобальной проверке судей, в результате которой общество получит полную информацию об их политических связях, имуществе, деятельности в прошлом, личных и профессиональных качествах, было принято премьером после освобождения экс-президента Роберта Кочаряна по решению суда. Это еще один удар по авторитету Пашиняна. Можно ли в связи с падением рейтинга его популярности среди населения Армении, а также оказываемым на него давлением со стороны различных кланов допустить возможность новой революции с попытками сменить власть в стране?

- Совершенно очевидно, что противостояние кланов в Ереване достигает своего апогея, и Пашинян теряет способность к управлению республикой. Попытка контролировать связи и заработки судей, выставляя это на всеобщее обозрение, нанесло ему непоправимый ущерб. Очевидно, что судейская каста - это закрытое сообщество, и премьер-министр настроил против себя эту важнейшую ветвь контроля над массами.

Во всех странах постсоветского пространства судьи - это богатейшие люди с большой долей коррупционной составляющей их деятельности. И бороться с этим сообществом нужно постепенно, раз за разом меняя тактику для достижения необходимых результатов. А когда у тебя самого, по сути, власть только иллюзорная, то и идти войной на десятилетиями складывавшееся устройство судебного корпуса не нужно. Это только ухудшило и без того шаткие позиции премьера.

- Способен ли в сложившихся внутриполитических и социальных условиях Пашинян полноценно работать в направлении урегулирования армяно-азербайджанского конфликта?

- И это прекрасно видно из его же противоречащих друг другу заявлений. То он готов к миру и переговоЧто касается способности Никола Пашиняна в плане урегулирования нагорно-карабахского конфликта, то, на мой взгляд, по этому поводу не стоит питать иллюзий. У Пашиняна сейчас главная цель - чтобы народ  не вышел снова на улицы, только теперь для того, чтобы лишить его власти. Соответственно, карабахская проблематика для него не на первом месте. рам, то его окружение заявляет о готовности к ведению боевых действий и захвату новых территорий.