May 07 2020 12:00
Эльхан Мамедов
Views: 614

Президент Ильхам Алиев: Атаки на памятники советским воинам заслуживают презрения

Президент Азербайджана Ильхам Алиев рассказал в эксклюзивном интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману о том, почему важно чтить память о Великой Победе, сотрудничать в сложные времена, а также поделился оценками диалога с РФ во время пандемии и будущего нефтяной отрасли. 

 

- Здравствуйте, Ильхам Гейдарович! Рад вас приветствовать. Я имел честь брать у вас интервью в разных ситуациях. Но такой онлайн-формат у нас впервые.

- Да, вы правы, формат несколько необычный. Но все уже привыкают к такой форме общения. Поэтому думаю, что содержание нашей беседы от этого не пострадает.

- Спасибо, Ильхам Гейдарович. Мы встречаемся с вами буквально накануне великого праздника, Дня Победы. Я знаю, что вы собирались в Москву в этот день, планировалось много мероприятий. Но суровая пандемическая действительность наложила свой отпечаток на эти планы. Знаю, что в Азербайджане этот великий праздник тоже всегда отмечался очень торжественно. Ведь более 600 000 граждан Азербайджана были на фронте, больше половины из них полегли на поле боя, а 123 азербайджанца удостоились звания Героя Советского Союза. Нельзя не сказать и о подвиге нефтяников Азербайджана — 80% всего горючего, которое заправлялось в боевые машины, танки, самолеты, боевые суда, было произведено в Азербайджане. В этой связи я хочу спросить вас о том, как все же, несмотря на обстоятельства, собираются в Азербайджане отметить День Победы? И как вообще этот праздник сегодня воспринимают в стране?

- Вы совершенно справедливо отметили, что Азербайджан внес весомый вклад в нашу общую Победу ценой жизни своих сынов, дочерей и ценой круглосуточной работы наших предприятий. Вы знаете, что в Азербайджане всегда была очень развита промышленность: на наших предприятиях производились разные виды вооружения, столь необходимые для Победы. 

Ну и, конечно, как вы правильно отметили, Азербайджан был важнейшим поставщиком горючего. Тогда еще не были разведаны месторождения Сибири. И поэтому главной базой горюче-смазочных материалов был Азербайджан. Неслучайно фашистская Германия намеревалась захватить Баку. А известные кадры, когда Гитлеру преподносили праздничный торт, на котором было написано "Каспийское море", демонстрировались много раз. И если бы это случилось, конечно, итог войны мог бы быть совсем другим. 

Что касается мероприятий, то, конечно же, в условиях коронавируса все массовые мероприятия у нас отменены. Тем более людям старше 65 лет пока не рекомендуется выходить на улицу. Мы должны беречь своих ветеранов, которых, к сожалению, с каждым годом становится все меньше. 

Обычно на 9 Мая я всегда встречаюсь с ветеранами, чтобы вместе возложить цветы и венки, почтить память павших. Каждый раз, общаясь с ними, заряжаешься энергией. Многим из них за 90, даже под 100 лет. Но они в физическом плане демонстрируют закалку, а самое главное - их моральный дух, их оптимизм и любовь к жизни. Конечно, это поражает и удивляет, а мы можем только восторгаться. Ежегодно Азербайджан выделяет премии для своих ветеранов. В этом году она составит около 900 долларов. В течение года мы также решаем их проблемы. 

Должен сказать, что такое отношение к нашей общей Победе в Азербайджане было не всегда. К сожалению, в первые годы независимости, когда к власти путем военного переворота пришел антинациональный режим "Народного фронта", этот праздник был стерт из календаря, а ветераны войны подвергались моральному террору, против них велась оголтелая кампания в СМИ. И только с приходом к власти Гейдара Алиева День Победы был восстановлен в праздничном календаре. С тех пор этот праздник является государственным, справедливость восторжествовала. 

Вы правильно отметили, я собирался быть в Москве на 9 Мая, так как получил приглашение президента Российской Федерации. Но в связи с коронавирусом праздничные мероприятия отменены. Поэтому в этом году я вновь почту память павших, но в совсем другом формате.

- Кстати, Владимир Владимирович Путин сказал, что мы все равно планируем в России отметить этот день, когда это позволит сделать эпидемиологическая обстановка. Было подтверждено, что все приглашения в силе. Поэтому у вас будет возможность все-таки вместе с российским руководством и коллегами по СНГ отметить этот праздник в Москве.

- Да, я очень рассчитываю на это.

- Ильхам Гейдарович, вы сейчас сказали о том, что во времена правления "Народного фронта", так сказать, печальные для Азербайджана, этот праздник ушел, к сожалению, из календаря. И действительно, только с приходом к власти Гейдара Алиевича эта справедливость восторжествовала, и сегодня весь народ его отмечает. Но тем удивительнее, что еще есть какие-то страны, где политики пытаются переписать историю, фальсифицировать ее. В некоторых странах уничтожают памятники советским военачальникам, освобождавшим города, советским воинам. А в некоторых даже ставят памятники или мемориальные доски фашистским коллаборационистам или даже просто деятелям фашистского режима. Как вы относитесь к этой ситуации?

- Мы очень решительно осуждаем попытки переписывания истории, искажения правды о Великой Отечественной войне, попытки героизации фашизма и фашистских преступников. Азербайджан на многих форумах открыто высказывался на эту тему, в том числе я неоднократно озвучивал свою позицию. Должен сказать, что эта позиция полностью разделяется азербайджанским обществом. Конечно, для нас совершенно неприемлемо то, что в некоторых странах происходит процесс героизации фашизма. Некоторое время назад казалось, что есть такие непреложные истины, не требующие доказательств. И история Великой Отечественной войны была одной из них. К сожалению, мы видим порой скоординированные усилия определенных кругов по искажению исторической правды, по преуменьшению роли Советского Союза в победе во Второй мировой войне и по героизации фашизма. Эта тенденция должна быть остановлена. Только совместными усилиями мы можем это сделать, в том числе донося правду о том, что происходило во время Великой Отечественной войны, до молодого поколения. Потому что они должны знать правду, они должны воспитываться в духе патриотизма, в духе героизма их предков. И, конечно же, то, что происходит в некоторых странах, когда мы видим акты вандализма по отношению к памятникам Второй мировой войны, видим водружение памятников фашистам, вызывает чувство презрения и отвращения. Особенно неприятно, когда мы это видим на пространстве бывшего СССР, на пространстве СНГ. Ведь Советский Союз принес самую большую жертву ради общей Победы над фашизмом. Поэтому эти тенденции должны быть осуждены, эти попытки должны быть остановлены.

Я думаю, что мировые лидеры должны об этом говорить более открыто. Я уже неоднократно поднимал эти вопросы, в том числе на последнем саммите стран СНГ, где одной из тем обсуждения как раз и была подготовка к празднованию нашей Великой Победы, к юбилею Победы. Я отметил, что, к сожалению, в Армении героизация фашистских преступников становится нормой жизни. Я показал это на конкретных примерах: фашистскому палачу и преступнику Гарегину Тер-Арутюняну, который известен под кличкой Нжде, в Армении несколько лет назад был установлен шестиметровый памятник. Преступления этого человека доказаны: об этом, кстати, свидетельствуют и документы, изданные в преддверии 70-летия Победы и МИД, и Министерством обороны Российской Федерации. Это тот человек, который во время войны говорил: "Кто умирает за Германию - умирает за Армению". Это тот человек, диверсионная деятельность которого привела к многочисленным жертвам. И неслучайно он был арестован после окончания войны Смершем, осужден на 25 лет и умер во владимирской тюрьме. Вот такому человеку в Армении устанавливается шестиметровой памятник, на открытии которого присутствуют президент, бывший президент этой страны. Поднимая этот вопрос, я хотел привлечь внимание коллег по СНГ к тому, что мы в первую очередь должны у себя, в своей организации, поставить все точки над i. Мы не должны здесь руководствоваться принципами политкорректности, селективности, нежеланием кого-то обидеть. Мы должны говорить правду, иначе дискуссии в формате этой организации, откровенно говоря, потеряют смысл.

Я рассчитывал, что новое руководство Армении, которое пытается себя представить как демократическое, поддержит мою инициативу. Но, к сожалению, я увидел обратное: руководитель армянской делегации, премьер-министр стал защищать этого преступника, говорить, что факт пребывания Тер-Арутюняна в лагерях не имеет значения, ведь Солженицын тоже был в лагерях. Знаете, я нарушил протокол, взял слово вновь и сказал, что это вершина цинизма - сравнивать Солженицына с фашистским приспешником. Все это вызывает большое удивление и недоумение, а также приводит к мысли о том, что власть в Армении может меняться, но сущность режима остается прежней.

Должен сказать, что памятная доска преступнику, пособнику фашистов Нжде также была установлена на территории Российской Федерации в городе Армавир. И только после того, как я поднял этот вопрос на саммите глав государств и когда он уже нашел отражение в средствах массовой информации, эта доска была демонтирована. Возникает резонный вопрос: разве у Армении не было героев Великой Отечественной войны? Почему же памятная доска около армянской церкви в Армавире была установлена не им, а фашистскому преступнику? Как это понимать? Эти вопросы должны широко обсуждаться, без селективности, без политкорректности, прямо и четко. Каждая страна должна выразить свое отношение к этой теме. И если, с одной стороны, в Армении говорят, что они будут праздновать юбилей Победы, а с другой - возлагают цветы к памятнику фашисту, то это как минимум противоречиво, а по сути является проявлением лицемерия.

- Спасибо, Ильхам Гейдарович, за эту оценку ситуации. 4 мая по вашей инициативе был проведен саммит Движения неприсоединения, который можно уже назвать историческим по его составу, участникам, по самому факту этого созыва. Он был посвящен выработке совместных решений по борьбе с коронавирусом. Вы председательствовали на этом саммите, в нем принимали участие лидеры огромного числа стран. После того как вы по завершении ударили молоточком председательствующего и подводя итоги сейчас, как вы оцените прошедший саммит? Что удалось выработать, о чем договориться в практическом плане?

- Вы совершенно правы. Этот саммит можно по праву назвать историческим, поскольку, во-первых, он проходил в новой форме - в формате видеоконференции. Во-вторых, как правило, саммиты Движения неприсоединения проходят с определенной периодичностью. И если мы провели саммит в октябре прошлого года в Баку, то следующий должен состояться уже в стране, которая будет председательствовать после нас в 2022 году. Поэтому инициатива Азербайджана как председателя Движения неприсоединения, естественно, была своевременной.

Должен отметить, что на саммите Движения неприсоединения в Баку в октябре прошлого года Азербайджан был избран единогласно председателем организации, что также является очень показательным фактором. Поскольку, как вы знаете, в движении участвуют 120 стран и между некоторыми из них сложились напряженные отношения. Но проявленное к нам уважение и оказанное доверие показывают, что Азербайджан сумел завоевать очень большой авторитет на международной арене.

На саммите в Баку я говорил о том, что мы не рассматриваем наше председательство как чистую формальность. Мы хотим быть эффективным председателем, хотим повышать авторитет и роль движения на международной арене. Хотим большей сплоченности между странами. Хотим способствовать тому, чтобы те разногласия, которые сегодня существуют между некоторыми странами, были урегулированы. И при необходимости — при нашем участии. Я также сказал, что Азербайджан в течение периода своего председательства будет защищать на международной арене интересы стран - членов организации. И тот факт, что саммит состоялся, говорит о том, что, во-первых, мы верны своему слову. А во-вторых, что была большая потребность в проведении саммита. Поэтому большая часть выступающих отметила своевременность и важность азербайджанской инициативы.

Также должен сказать, что с приветствием к участникам саммита обратились руководители ведущих международных организаций: генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Антониу Гутерриш, председатель Генеральной Ассамблеи ООН, председатель Африканского союза, генеральный директор Всемирной организации здравоохранения, вице-президент Европейской комиссии. Должен особо подчеркнуть этот момент. Я не помню второго такого случая, когда Европейская комиссия и Движение неприсоединения были задействованы в каком-то едином формате. И в данном случае то, что Азербайджан имеет очень активные отношения с Европейским союзом, и то, что Азербайджан завоевал очень большой авторитет на международной арене, сделало возможным такое совместное мероприятие.

Также, конечно, общая беда объединяет. Поэтому главной целью проведения саммита было проявление солидарности внутри организации, а также эффективное сотрудничество с ведущими международными организациями. Мы предложили по моей инициативе провести специальную Генеральную Ассамблею ООН на уровне глав государств и правительств, посвященную коронавирусу. Мы выделили 5 000 000  долларов Всемирной организации здравоохранения для оказания неотложной поддержки наиболее уязвимым странам - членам движения. Это второй наш донорский взнос.

Ранее, в марте, мы также выделяли 5 000 000 долларов ВОЗ для борьбы с глобальной пандемией. Созданный формат контактной группы в Движении неприсоединения получил большую поддержку от стран-членов. Мы предложили создать подгруппы по направлениям и создать единую базу данных по борьбе с коронавирусом, с тем чтобы и члены движения, и международные организации, и донорские организации имели информационную базу для оказания своевременной помощи. Я бы сказал, что это основные цели и результаты проведения саммита.

Опять же, должен сказать, что все участники отмечали его важность и необходимость, выражали благодарность Азербайджану за эту инициативу. Отмечу, что это не первый саммит, который мы проводим. Азербайджан является на данный момент председателем Совета сотрудничества тюркоязычных государств. И проведенный 10 апреля по инициативе Азербайджана саммит данной организации фактически был первым саммитом в мире в формате видеоконференции.

В течение двух месяцев мы провели два важнейших международных мероприятия, которые, уверен, укрепят международную солидарность и сотрудничество. Еще один момент, касающийся саммита Движения неприсоединения, — это то, что в Движении неприсоединения 120 стран; в Африканском союзе, чей председатель обратился с посланием, 55 стран; в Европейском союзе, чей высокий представитель также участвовал в мероприятиях, 27 стран. Поэтому без ложной скромности могу сказать, что азербайджанская инициатива объединила практически весь мир.

- Это действительно так, Ильхам Гейдарович. И знаете, я позволю высказать еще такую мысль, что, конечно, сами факты того, что Азербайджан председательствовал, того, что Азербайджан внес определенный взнос во Всемирную организацию здравоохранения, - это важные факты.​​​​​​ Но почему еще у Азербайджана было моральное право созывать этот саммит - потому что объективно цифры показывают, и Всемирная организация здравоохранения это подтверждает, что, хотя Азербайджан не обошла стороной эта ужасная пандемия, но все-таки в стране достигнуты определенные успехи в этой борьбе. Ситуацию удалось, как мне кажется, притормозить. А в чем-то - переломить. За счет чего это удалось? Какие усилия были предприняты? Сегодня опыт любой страны, которой удается в большей степени справиться с этой всеобщей бедой, очень важен.

- Вы совершенно правы. Пока рано говорить о конечных результатах. Но промежуточные результаты говорят о том, что мы на верном пути. И кстати, эту работу, которую мы организовали и осуществляем, оценила и Всемирная организация здравоохранения. В письме генерального директора этой организации, адресованном мне, были высоко оценены действия азербайджанского руководства. Также Азербайджан был назван образцовой страной, то есть страной, которая показывает пример в борьбе с этим бедствием. Что касается конкретных мер, должен сказать, что с самого начала мы создали оперативный штаб при кабинете министров, который имел очень широкие полномочия. И в ежедневном и ежечасном формате занимался важными организационными вопросами. Как вы знаете, главной задачей, думаю, для всех стран было притормозить развитие болезни, притормозить ее широкое распространение. В Азербайджан, как и во многие другие страны, этот вирус был импортирован. Поэтому закрытие границ с соответствующими консультациями с соседями было важным первым шагом, но потом мы увидели, что идет процесс внутреннего заражения. Поэтому были поэтапно применены ограничительные меры. Мы их принимали в соответствии с ситуацией и всегда стремились опережать события, а не плестись в хвосте. Иначе мы бы не достигли успеха. Мы оперативно организовали работу государственных больниц в совершенно новом формате. Сегодня более 20 государственных больниц предоставлено для лечения больных коронавирусом. И в том числе самая современная и новая больница на 575 коек полностью предоставлена больным коронавирусом.

Мы оперативно закупили дополнительно лаборатории, которых сейчас уже 23. Если потребуется - еще приобретем. На 1 000 000 человек по количеству тестов Азербайджан среди лидирующих стран, мы провели более 160 000 тестов. И конечно же, это помогает выявлять очаги, в том числе и в региональном плане. Определенные смягчения начались с 4 мая. До этого - с 27 апреля. Они были вызваны тем, что уже на протяжении последних трех недель мы видим позитивную динамику. То есть количество выздоровевших больше, чем количество заболевших.

Также, конечно, мы очень бережно относимся к нашим врачам, медицинскому персоналу. Для тех, кто обслуживает больных коронавирусом, введены специальные надбавки, в три, четыре и пять раз превышающие месячный оклад. Поэтому комплекс мер ограничительных, в том числе мер, направленных на правильную организацию процесса лечения, привел к тому, что нам пока удается с минимальными потерями выходить из этой ситуации. Также хотел бы отметить высокий уровень общественной поддержки наших мер. Я получаю в день сотни, иной раз тысячи писем благодарности, где граждане, начиная от самых маленьких детей до долгожителей всех категорий, выражают благодарность за то, что мы пока с честью выходим из этой ситуации. Но также мы заявили, что, если мы увидим, что меры послабления карантинного режима ведут к резкому ухудшению ситуации, нам придется их опять ужесточить.

И в своих неоднократных обращениях к азербайджанскому народу я говорил, что мы проявили солидарность, проявили единство. Нам также надо проявить ответственность и дисциплину. Думаю, что эти два направления еще требуют отдельного обсуждения. Но в целом, думаю, пока ситуация находится под контролем. Также должен сказать, что мы выделили порядка 2 000 000 000 долларов на социально-экономический пакет для всех, кто пострадал от пандемии. Это около 700 000 людей, занятых в тех сферах, которые в первую очередь пострадали от пандемии, и микропредприниматели. Государство в течение двух месяцев выплачивает существенную часть их заработной платы, потому что они практически не работают. Это 600 000 малообеспеченных семей и безработных, включая даже тех, кто занят в неформальном секторе, то есть не имеющих трудовых договоров. В течение двух месяцев им выплачивается определенная сумма. Поскольку тот, кто даже не имел трудового договора, имел заработок, сейчас он его лишен. Мы увеличили количество людей, которые получают адресную социальную помощь, до 80 000 человек. И в среднем 222 маната, то есть 130 долларов, получает семья. Также создается 90 000 оплачиваемых общественных работ с зарплатой на уровне минимальной заработной платы — 250 манатов, где-то 150 долларов. И 12 000 самозанятых, которые будут задействованы в этом году с учетом финансовой и технической помощи со стороны государства. Это только часть пакета. А также налоговые льготы, налоговые каникулы. То есть мы очень широко подошли к этому вопросу и стараемся в первую очередь защитить людей, защитить их здоровье, их жизни. А во вторую очередь обеспечить развитие экономики.

- Ильхам Гейдарович, для вас, естественно, не секрет, что сейчас все чаще и чаще звучат мнения экспертов, аналитиков, политиков о том, что поскольку конец этой пандемии все-таки рано или поздно наступит, хотя пока все идет по восходящей, мир будет другим. Он изменится. Изменится социально, изменится экономически, изменится в чем-то культурно. Азербайджан последние годы проводил огромное количество крупнейших мероприятий: спортивных, культурных, политических, экономических, разных форумов. То, о чем вы говорили до этого, было основано на железных фактах и на точных цифрах. Сейчас у меня вопрос больше из области предположений. Каким вам видится мир в постпандемический период? Это мир, в котором нам всем придется жить. Особенно сейчас этим вопросом задаются молодые люди, потому что они сталкиваются с большим количеством психологических трудностей. А для пожилых это еще много рисков физического свойства.

- Многие политические и общественные деятели и широкая международная общественность отмечают, что мир будет другим, и мир уже другой. Мы постепенно привыкаем к новому формату работы, новому формату жизни, режиму самоизоляции. По существу это, конечно, очень серьезно влияет и на образ жизни, и на психологическое состояние многих людей, особенно в условиях жесткого карантина. Мы прекрасно понимаем, что сидеть неделями дома, не выходить - это серьезное испытание для людей, которые привыкли к активному образу жизни, которые привыкли активно работать.

Да, я отметил, что мы выплачиваем средства для тех, кто потерял работу. Но ведь не только заработная плата для них являлась мотивацией. Люди, по существу, лишились любимой работы, и конечно же, на их психологическое состояние это может серьезно влиять. Поэтому трудно предположить, каким мир будет в будущем.

Что касается проведения международных мероприятий, то два саммита, о которых я говорил, показали, что мы можем работать и в таком формате. Конечно, мы испытываем дефицит общения. Если бы мы проводили саммит в обычном режиме, то, конечно, он бы длился два дня, может быть, три. Было бы очень много двусторонних встреч, много культурных мероприятий. Но, например, 4 мая саммит длился без перерыва шесть с половиной часов. Мне как председателю было невозможно его покинуть, поэтому надо привыкать жить в таком формате.

Что касается международных форумов, вы совершенно справедливо отметили, что Азербайджан уже стал важной площадкой в первую очередь для гуманитарного сотрудничества. Это и детский Международный гуманитарный форум, который проводится под патронатом президентов России и Азербайджана, в становлении которого вы, Михаил Соломонович, лично сыграли огромную роль. Это и форумы межкультурного диалога, и многие другие мероприятия, проведение которых сегодня отложено. Как мы будем их проводить? Будет ли возможность проводить международные форумы, дискуссии в режиме видеоконференции или нет — это все еще вопрос будущего. Но одно очевидно: после победы над коронавирусом, на что я надеюсь, придется еще очень долго выходить из этой ситуации в чисто рабочем плане, в психологическом плане. И как много времени это займет, сказать очень трудно.

Но главное, я думаю, все-таки сохранить содержание, в том числе в вопросах международной политики, сохранить позитивный опыт сотрудничества, чтобы это время на разобщение не разобщило страны, чтобы мы поддерживали диалог, работали в формате видеоконференции. У меня, кстати, было уже несколько встреч с коллегами в формате видеоконференции. И опять же: форма, конечно, будет другая. Но главное -  сохранить позитивное содержание и приумножить те позитивные моменты, которые мы видим в результате пандемии. Это пока ранние проявления, но видна солидарность, видны элементы сотрудничества даже между теми странами, которые находятся в напряженных отношениях.

- Как раз о том, о чем вы сейчас сказали, Ильхам Гейдарович, - о необходимости, несмотря на эти сложности, развивать и укреплять сотрудничество. Я хотел бы коснуться ваших отношений с президентом России Владимиром Путиным, с которым у вас сложились, я знаю, достаточно плотные, товарищеские, что называется, personal chemistry, личные отношения. Вы совершали визиты в Россию, президент Путин бывал в Азербайджане. Не кажется ли вам, что, может, развивая вашу мысль, необходимо еще больше интенсифицировать эти связи именно для того, чтобы в новых условиях находить новые решения и новые форматы сотрудничества?

- Да, вы совершенно правы, и мы над этим работаем даже в условиях пандемии. Осуществляется бесперебойное транспортное сообщение. Мы договорились об интенсификации работы в транзитно-логистической сфере. Что касается товарооборота между странами, между Россией и Азербайджаном, безусловно, пандемия повлияет негативно. Но уверен, что мы сохраним и приумножим позитив сотрудничества.

Как вы отметили, с президентом Российской Федерации мы встречаемся довольно часто и в России, и в Азербайджане. В последний раз это было в Петербурге в конце года. До этого в Сочи я был приглашен на дискуссионный клуб "Валдай". Наше общение и встречи дают очень позитивный импульс развитию нашего взаимодействия. И те установки и инструкции, которые мы даем подчиненным, реализуются. Политическое взаимодействие находится на очень высоком уровне.

Конечно, если бы не пандемия, мы бы и дальше наращивали товарооборот. Но уверен, что экономические связи будут на должном уровне. Также у нас большие планы в транспортно-логистической сфере, не только в рамках коридора Север - Юг, который сегодня активно используется нами. Мы рады, что Россия подключилась к транспортному коридору Север - Запад: через Азербайджан на европейское направление. Российские грузоотправители уже используют этот маршрут. Большой потенциал в электроэнергетике, в плане обмена электроэнергией, в том числе в многостороннем плане, ведь мы связаны высоковольтными линиями электропередачи.

Это также сотрудничество в нефтегазовой сфере. Может быть, многие не знают, но часть нефти, добытой российскими компаниями в российском секторе Каспийского моря, транспортируется через азербайджанскую транспортную инфраструктуру. То есть тут сотрудничество идет по нарастающей. Конечно, обязательно нужно отметить, как мы всегда делаем с президентом России, сотрудничество в гуманитарной сфере. Думаю, что оно является образцом сотрудничества между соседями. В России очень высоко ценят, что в Азербайджане существует более 330 школ с обучением на русском языке. Есть и филиалы ведущих российских вузов, и достаточно насыщенная культурная программа. Воссоздание павильона Азербайджана на ВДНХ, его торжественное открытие — это также символизирует дружеские отношения.

Конечно, мы сожалеем о том, что пандемия очень сильно ударила по туристическому сектору. В прошлом году около миллиона россиян посетили Азербайджан, мы рассчитывали на дальнейший рост в этом году. Но будем ждать, когда все уляжется и вновь люди начнут посещать друг друга. Поэтому вы совершенно правы: мы не должны терять времени, и в этом году еще многое предстоит сделать. Мы находимся в постоянном контакте и работаем как близкие друзья и партнеры.

- Когда говорят о будущем периоде после пандемии, отдельная тема - это энергетическая сфера. Сейчас пандемия занимает, конечно, всю новостную повестку. Но буквально еще недавно наложилась тема нефтяных цен. Мир лихорадило, все следили как за каким-то детективом, когда нефть ушла чуть ли не в минус. Многие люди почему-то стали специалистами в нефтяной отрасли. Азербайджан исторически - страна нефтедобывающая. Но при этом вы уже много лет говорите, что Азербайджану необходимо избавиться от зависимости, от, так сказать, нефтяной иглы. Я не готов предугадывать цену на нефть, но с точки зрения "уйти от зависимости" - на какие отрасли экономики вы делаете ставку? Каким вы видите Азербайджан в постнефтяной период?

- Вы совершенно правы, эта тема очень активно мною поднималась и поднимается, и делаются определенные шаги в этом направлении. Но достаточно сказать, что в первом квартале этого года объем производства промышленной продукции в секторе, не связанном с нефтегазовой добычей, вырос на 23%. Это абсолютный рекорд, и в условиях пандемии, я думаю, что эта цифра, конечно, вызывает уважение к проделанной нами работе. Поэтому ориентация на ненефтяной сектор была и остается главным приоритетом. И как я не раз говорил, нам надо забыть о нефтяном секторе. Сегодня, с такими ценами на нефть, постнефтяной период, можно сказать, наступил.

Поэтому главной движущей силой роста азербайджанской экономики будет ее обеление. И в этом направлении - вывода экономики из тени - очень многое делается. Эта проблема для нас, к сожалению, все еще актуальна. Вопросы от неформальной занятости до уклонения от уплаты налогов переплетены между собой. Меры, которые мы принимаем, дают свои результаты, мы пополняем бюджет. И в прошлом году, и в этом - значительно за счет обеления экономики. Это будет главным движущим фактором.

Что касается отраслей, в первую очередь, конечно, я бы отметил сельское хозяйство, у которого есть очень большой потенциал. И очень большие инвестиции были вложены, и рост достаточно существенный. Транспортно-логистическая сфера. На территории Азербайджана практически завершены все транспортно-коммуникационные проекты. Мы являемся страной, которая активно участвует в транспортном коридоре Восток - Запад. Это часть коридора "Один пояс - один путь". И коридор Север - Юг, а также, как я уже отметил, Север - Запад. Поэтому создание транспортно-логистической инфраструктуры завершено. Сегодня мы работаем с партнерами, с соседями, чтобы увеличить транспортировку и повысить азербайджанские транзитные возможности.

Большое внимание мы уделяли и уделяем туризму. Сектор был очень перспективным последние четыре года, рост туристов составлял от 10 до 24%, создана современная туристическая инфраструктура. Но, конечно, пандемия очень сильно ударила по этому сектору. Мы сейчас думаем о стимулировании внутреннего туризма, тем более с учетом того, что миллионы граждан Азербайджана в течение года выезжают из страны, в том числе на отдых. С учетом закрытых границ они, наверное, будут этим летом переориентированы на внутренний туризм.

В секторе информационно-коммуникационных технологий также есть неплохой задел. Азербайджан, располагающий тремя спутниками, уже является членом Космического клуба. Сфера ИКТ очень активно развивается, в ней наблюдается очень существенный рост.

Поэтому, думаю, что вот эти направления будут и дальше играть важную роль.

И конечно же, еще раз возвращаясь к глобальным вопросам экономики, это улучшение бизнес-климата - как для местных, так и для иностранных инвесторов, и поддержка мелкого предпринимательства. Сейчас в этом направлении мы предпринимаем большие шаги. Это обеспечит и занятость, и диверсификацию экономики. Мы это знаем по примеру развитых стран, где доля мелкого и среднего бизнеса в ВВП - больше половины. К этому мы должны стремиться.

- Еще один вопрос, который сейчас обсуждается, и связан он опять-таки с пандемией. Это эффективность международных организаций. Вы рассказали, как успешно прошел исторический форум - саммит Движения неприсоединения, который был посвящен пандемии. Но сейчас идет много критики в адрес Организации Объединенных Наций. Серьезной критике подверглась Всемирная организация здравоохранения как институт ООН. Азербайджан - уверенный и активный участник большинства международных организаций. Он был непостоянным членом Совета Безопасности, Азербайджан активно работает в системе Содружества Независимых Государств, ОБСЕ и так далее. На ваш взгляд, насколько, во-первых, справедлива эта критика в адрес международных организаций? Насколько международные организации оказались готовы к этой общей беде? А с другой стороны, как вам видится, требуется ли реформа международных организаций, какие-то новые варианты взаимодействия международных структур, чтобы быть готовым? Ведь всегда что-то приходится ждать.

- Искусство дипломатии во многом и определяет авторитет той или иной международной организации. Что касается Азербайджана, во всех организациях, в которых мы участвуем, мы участвуем именно для того, чтобы их усилить, а также максимально обеспечить свои национальные интересы. Те инициативы, которые мы выдвигаем, направлены на то, чтобы завоевать еще большее доверие. Например, инициативы по оказанию финансовой помощи через Всемирную организацию здравоохранения странам - членам Движения неприсоединения.

К сожалению, в международных организациях очень много слов. Причем слов шаблонных, которые переписываются из года в год, из одного доклада в другой, за которыми ничего не стоит. Также, конечно, любая международная организация состоит из могущественных стран, из середнячков и стран, которым еще нужно чуть-чуть подрасти. Учет интересов всех государств важен, чтобы те страны, которые не обладают большими финансовыми, политическими или другими ресурсами, не чувствовали себя обделенными в качестве второстепенных членов. Я считаю взаимное уважение в рамках международных организаций одним из приоритетов. Конечно, добиться этого в рамках глобальных международных организаций, объединяющих весь мир либо же 120 стран, как Движение неприсоединения, труднее, чем в более компактных. Но это должно быть, считаю, главным побудительным фактором для политика.

Ну и, конечно же, авторитет международной организации во многом зависит от выполнения тех решений, которые она принимает, и тут еще очень много места для реформирования. Даже резолюции Совета Безопасности ООН, принятые много лет назад, не выполняются. Азербайджан на своем примере убедился в этом. Около 30 лет не выполняются резолюции Совета Безопасности ООН по выводу армянских экспедиционных сил с азербайджанской территории, и никакие санкции не наложены на агрессора, на того, кто нарушает эти резолюции. Поэтому обязательно должен быть механизм наказания. Если международная организация принимает решение, обязательное для исполнения, оно должно быть выполнено. А по отношению к тому члену, который его нарушает, должна быть процедура, которая может состоять из некоторых этапов, но она должна быть. А ее нет. Думаю, это главные факторы того, что происходит определенное разочарование в международных организациях.

Действия, идущие вразрез с международным правом, не добавляют авторитета международным организациям и вообще ставят под сомнение современное мироустройство. Международное право должно быть приоритетом для всех стран, независимо от их потенциала, их возможностей. Когда мы видим, что оно подчас грубо, демонстративно нарушается, возникает вопрос: а зачем мы должны его соблюдать? Если другие могут позволить себе его нарушать, почему мы не можем нарушить? Я не говорю, что мы идем этим путем, нет. Азербайджан всегда во главу угла ставит верховенство закона и верховенство международного права. Но такие вопросы справедливо возникают, и на них, конечно, нужно искать совместный ответ.

- Ильхам Гейдарович, я хочу попросить у вас практического совета. У вас как у главы государства сложная ситуация. С одной стороны, вы должны соблюдать карантин, и я знаю, что вы его соблюдаете как гражданин и просто в целях элементарной безопасности. А с другой стороны, если посмотреть по телевизору, интенсивность вашей государст