Dec 21 2020 13:17
Эльнара Мамедова
Views: 86

Подоплеку и механизмы пропагандистской войны в зоне карабахского конфликта после подписания трехстороннего заявления 9 ноября разбирает политический обозреватель Сергей Строкань - специально для портала «Москва-Баку»

Первый серьезный вызов российской миротворческой миссии в Нагорном Карабахе, вызванный вспыхнувшими на этой неделе боестолкновениями на одном из наиболее сложных участков в зоне конфликта, вблизи возвращенного под контроль Баку города Гадрута, породил новые домыслы, кривотолки и фейки, искажающие реальную ситуацию в регионе. Если военное противостояние окончилось, то пропагандистская война только разгорается. Попытки рассорить, столкнуть лбами Москву и Баку и тем самым сорвать выполнение трехстороннего заявления о завершении войны становятся все более активными. В распространении мифов про российских миротворцев отличился даже премьер-министр Армении Никол Пашинян.

Напоминанием о том, что противостояние Азербайджана и Армении с первого дня было окружено многочисленными небылицами и ложными объяснениями истинных побудительных мотивов конфликта, стала большая пресс-конференция российского президента Владимира Путина по итогам года.

Рассуждая о причинах второй карабахской войны, Владимир Путин ответил целой армии «говорящих голов» как в России, так и в Армении, из каждого утюга вещавших о том, что во всем виновата Турция, которая, якобы, и разожгла пламя большой региональной войны. Между тем, в своем ответе по Карабаху Владимир Путин призвал прекратить муссировать слухи о том, что причиной конфликта стало вмешательство в него неких внешних сил. Сторонники мифа о «турецком заговоре», коих немало в Москве и Ереване, будут разочарованы, но их теория, на продвижение которой они потратили столько сил, явно не кажется Владимиру Путину убедительной.

«Не думаю, что произошло это в связи с каким-то вмешательством извне. Ситуация вышла из-под контроля, эта напряженка длилась на протяжении многих лет», - заявил президент Путин. Но ведь то же самое - и про деградацию ситуации с безопасностью, и про растущую напряженность в связи с попытками сохранить замороженный конфликт из года в год говорил и президент Азербайджана Ильхам Алиев, разве не так?

Между тем, события этой недели показали, что необычайно живучий как несмываемая краска миф о турецком заговоре в зоне конфликта -- далеко не единственный.

Несколько дней назад российские эксперты стали перезваниваться, взволнованно сообщая друг другу сенсационную новость: «Вы слышали? Азербайджан перешел в новое наступление и уже захватил два села, которые контролировала армянская сторона! Вот так они соблюдают мирные договоренности! Это вызов Москве и российским миротворцам, и мы должны на это чем-то ответить». Те, кто во время горячей фазы конфликта рассуждал о турецко-азербайджанской агрессии, встрепенулись: мы же предупреждали, что ничего другого от Анкары и Баку ждать не следует!

Откуда выросла эта история про новую вероломную агрессию Азербайджана? Вот первоисточник -- заявление Минобороны Армении, в котором говорится: «После нескольких часов боев противнику удалось войти в село Хин Тахер, а также вплотную приблизиться к селу Хцаберд. В результате возобновления боевых действий из-за азербайджанской провокации у армянской стороны шесть раненых, у противника есть потери».

Однако вскоре выяснилось, что причиной эскалации стали действия армянских вооруженных отрядов, которые не приняли предложение российских миротворцев покинуть зону конфликта и атаковали азербайджанских военнослужащих и гражданских лиц. Это и стало причиной того, что многие, не разобравшись, поспешили назвать наступлением Азербайджана, якобы, развернутым в нарушение мирных договоренностей от 9 ноября. На самом же деле, это было никакое не наступление, а «вынужденная контртеррористическая операция». Она закончилась ровно в тот момент, когда в Telegram-каналах появилась видеозапись того, как армянские солдаты, не желавшие покидать зону конфликта, сдают оружие.

Казалось бы, после этого уже не должно оставаться сомнений по поводу того, кто в зоне конфликта пытается сыграть на обострение, а кто вынужден действовать, чтобы пресечь эту игру. Тем не менее, премьер-министр Армении Никол Пашинян не скрывал своего недовольства действиями российских миротворцев, заявив следующее: «Почему на момент нападения миротворцы не были размещены там - это материал для отдельного обсуждения и анализа». Как видим, армянский премьер упорно называет «нападением» вынужденные и имевшие локальный характер действия против тех людей с оружием, которые, судя по всему, разоружаться вовсе не готовы. И по-прежнему готовы вступить в бой и вести партизанскую войну, подчиняясь своим командирам.

В чем причина таких действий, грозящих спровоцировать новое обострение и становящихся вызовом для российской миротворческой миссии? Дело в том, что стороны конфликта по-разному трактуют основополагающий документ - заявление лидеров России, Армении и Азербайджана от 9 ноября, в частности, его четвертый пункт.

В нем говорится о том, что «миротворческий контингент Российской Федерации развертывается параллельно с выводом армянских вооруженных сил».

В связи с этим в Баку напоминают, что армянские войска должны покинуть всю территорию Нагорного Карабаха, в то время как в Ереване настаивают, что армянские силы должны быть выведены только из трех районов -- Кельбаджарского, Агдамского и Лачинского районов.

Но вот в самом Карабахе они, якобы, должны остаться.

Таким образом, в то время как российская миротворческая миссия развернулась в Нагорном Карабахе в полном объеме, и здесь уже открыты и госпиталь, и межведомственный гуманитарный центр, армянские отряды никуда не уходят. В Ереване и Степанакерте ссылаются на другой пункт соглашения, в котором говорится, что после полного прекращения огня «Азербайджанская Республика и Армения останавливаются на занимаемых ими позициях».

В связи с этим армянская сторона сегодня продолжает считать, что позиции в окрестностях Гадрута должны и дальше остаться за армянскими войсками и ополченцами. Между тем, с каждым днем появляется все больше свидетельств того, что именно в такой ситуации и кроется источник потенциального нового конфликта. Тем более, что по поводу общего состояния этих вооруженных формирований, смысла и целей их дальнейшего нахождения в зоне конфликта возникает все больше вопросов.

К примеру, на днях в Ереване сообщили, что какие-то армянские отряды заблудились в лесистой местности, после чего армянская сторона обратилась к командованию миротворческих сил с просьбой об их эвакуации. Версия прямо-таки загадочная.

Что значит «заблудились»? Они что - туристы в лесу, пошедшие в поход и не способные ориентироваться на местности?

Это же воинские подразделения, тем более, находящиеся в районе, который они считают «своим» и таким образом, должны знать, как свои пять пальцев. Что-то здесь не очень клеится, если начинать разбирать эту ситуацию в деталях, по существу.

Такое же недоумение вызывают сообщения о том, что при неизвестных обстоятельствах была потеряна связь с личным составом ряда боевых позиций армии Нагорного Карабаха.

После этого появилась версия об их возможном пленении азербайджанской стороной.

Разруливать ситуацию - заниматься поисками пришлось российскому миротворческому контингенту.

И вот спрашивается: зачем, для чего необходимо отстаивать право любой ценой сохранить в Карабахе такие подразделения, способные заблудится, исчезнуть, не выходить на связь с командирами и действовать по законам партизанской войны? Можно ли всерьез рассчитывать, что их присутствие станет еще один гарантом безопасности для армянского населения?

Между тем, число нелепиц, мифов и фейковых историй о ситуации в зоне конфликта, наводящих тень на плетень и призванных попытаться поссорить Москву и Баку, множится с каждым днем. Еще одну информационную бомбу на днях взорвал лично премьер Пашинян, сообщивший сенсационную новость: российские миротворцы попали в окружение азербайджанских войск! Вот заявление Никол Пашиняна армянской службе радиостанции «Свобода»: «По нашим данным, в том числе российские миротворцы находятся в окружении. Есть проблемы со связью, поскольку из-за местности есть определенные проблемы с коммуникацией. Причем, такие же проблемы есть и у российских миротворцев, и там у нас сложилась определенная кризисная ситуация».

Что за данные, откуда они взялись?

После этого Минобороны России выступило с опровержением, в котором говорится: «Информация о якобы окружении подразделений российских миротворческих сил какой-то из сторон в Нагорном Карабахе не соответствуют действительности».

В российском военном ведомстве добавили, что подразделения миротворческих сил в Нагорном Карабахе выполняют задачи в штатном режиме, как на наблюдательных постах, так и в ходе мониторинга за соблюдением режима прекращения огня для предотвращения возможных инцидентов.

Таким образом, через почти полтора месяца после достижения соглашения о прекращении боевых действий в зоне карабахского конфликта продолжается незримая война: миротворцы против мифотворцев.

Однако уже проиграв одно сражение - на поле боя, стреляющие из своих окопов мифотворцы вряд ли имеют шансы победить во втором.