Feb 06 2021 14:37
Эльхан Мамедов
Views: 75

Американский журнал National Geographic опубликовал фоторепортаж известного азербайджанского фотографа Рены Эфенди под названием "Я даже не знаю, стоит ли еще на месте мой дом".

Как сообщает АЗЕРТАДЖ, репортаж, подготовленный в ходе поездки фотографа в освобожденные от армянской оккупации Агдам, Губадлы, Физули и Кельбаджар, повествует о судьбах семей, которые были изгнаны с этих земель после первой Карабахской войны.

"Мы оставили все", - рассказывает Ирада Гулиева в интервью Рене Эфенди. - Даже деньги и документы. Мы не думали, что когда-нибудь вернемся". В 1992 году Ирада и ее семья покинули деревню Гасымлы Агдамского района во время оккупации.

За несколько недель до захвата их деревни Ирада и ее муж Имран приютили группу семей из Ходжалы после резни, учиненной армянами над мирным населением города в феврале 1992 года.

"Они появились у нас на пороге полуголыми и истекающими кровью. Один ребенок не дышал, почти замерз", - вспоминает Имран.

Армянские вооруженные формирования открыли огонь по мирным жителям, бежавшим из города, в результате чего были убиты сотни мужчин, женщин и детей, что впоследствии было осуждено правозащитной организацией Human Rights Watch и другими международными структурами. Десятки людей замерзли в лесах, спасаясь бегством от армянских оккупантов.

"Как только Ходжалы был захвачен, мы знали, что нас ждет та же участь", - отметил Имран в интервью.

Более полумиллиона азербайджанцев, в том числе семья Гулиевых, потеряли свои дома, когда армянские военные оккупировали семь азербайджанских районов. Гулиевы нашли прибежище в санатории на окраине Баку, где они прожили более 20 лет.

20 ноября 2020 года Ирада от радости поцеловала экран телевизора. Азербайджан отвоевал Агдам. В сентябре прошлого года Азербайджан начал военную операцию по восстановлению контроля над своими территориями. Вторая Карабахская война длилась 44 дня и закончилась подписанием при посредничестве России заявления по прекращению огня, которое позволило Азербайджану сохранить все свои военные достижения. "Я почувствовала себя так, как будто с моих плеч упал тяжелый груз", - сказала Ирада.

Впервые за почти три десятилетия вынужденно переселенные азербайджанцы смогут вернуться на освобожденные земли. Но вскоре стало ясно, что пройдет немало времени прежде, чем они смогут жить там на постоянной основе. Пока военные осуществляют строгий контроль за поездками в регион. Что еще хуже - было уничтожено почти все, что делало этот регион пригодным для жизни, даже в тех районах, где не было боевых действий. Тем не менее, семья Гулиевых хотела своими глазами увидеть свой родной дом.

Далее Р.Эфенди рассказывает, что она отправилась вместе с Имраном, сыном Рашадом и его семьей в Агдам. Рашаду было 12 лет, когда он вместе с родителями покинул город. Фотограф пишет, как люди в защитном снаряжении, сантиметр за сантиметром прочесывая землю, очищают освобожденные территории от тысяч мин. По словам Халика Зульфугарова, главы местного подразделения Национального агентства по разминированию территорий Азербайджана, очистка может занять до 10 лет.

Переживания семьи Гулиевых сменились недоумением, когда мы вошли в город Агдам, в котором когда-то проживало почти 40 000 человек, пишет Р.Эфенди. Мечеть была единственным сохранившимся зданием. За последние три десятилетия другие постройки систематически сносились и разграблялись армянами. Рашад и его жена сделали селфи со своими детьми на тихой центральной площади. Единственными звуками были голоса военных и взрывы мин где-то далеко от центра города.

В селе Гасымлы Р. Эфенди вошла в главный зал бывшей мечети и посмотрела на открытое небо. "Купола и минарета не было. Пол был покрыт толстым слоем сена. Пахло свежеобожженной соломой и навозом. Мечеть использовалась армянами как хлев," - отмечает автор.

Семья Гулиевых получила разрешение от военных подойти к их разрушенному дому при условии, что они не сойдут с асфальтированной дороги. Стены некоторых домов на окраине деревни были еще целы, хотя в большинстве из них отсутствовали оконные рамы и крыши, а на некоторых видны следы пожара. Армянские фермеры, которые поселились в этом районе в 1993 году, сожгли дома, прежде чем покинуть территорию до передачи района Азербайджану в ноябре 2020 года.

После того, как автор попрощалась с Гулиевыми, она направилась в Кельбаджар - самый большой из некогда оккупированных районов - через горный хребет Муровдаг, откуда мирные жители бежали от армян в 1993 году. Многие тогда умерли от холода.

Около 3 000 азербайджанских военнослужащих погибли в той жестокой затяжной войне, и более 750 000 человек остаются внутренне перемещенными лицами. "Нас угнетали столько лет, а сейчас они восстановили наше достоинство", - сказал человек из Губадлы, говоря о солдатах азербайджанской армии.

Многие из внутренне перемещенных лиц, особенно пожилые, стремятся вернуться в дома предков, но может пройти еще десять лет, прежде чем их города и села будут пригодны для проживания.

В материале Рены Эфенди много фотографий, отображающих последствия оккупации территорий Азербайджана армянскими вооруженными силами. Фотографии усталых лиц вынужденных переселенцев, которые ждали освобождения земель столько лет, сожженные армянами земли и разрушенные линии электропередач перед их бегством, массовые разрушения в Агдаме, Физули и других освобожденных районах. Особо примечательным является сопоставление фотографий албанского монастыря Худавенг, в котором с разрешения властей Азербайджана продолжают службу армянские священники, и руины мечети в селе Гияслы Агдамского района, где армяне держали скот и сожгли землю. Это и является реальностью армянской оккупации и деструктивной политики армянского государства.