Mar 15 2021 16:15
Эльнара Мамедова
Views: 160

13 марта 2021 года по поручению президента Азербайджана большая группа представителей азербайджанских СМИ, НПО, блогеров и общественных активистов посетила город Агдам и близлежащие территории, освобожденные от армянской оккупации. Портал Москва-Баку поделился впечатлениями журналиста Вячеслава Сапунова.

…Мы выехали из Баку рано утром длинным караваном: огромные автобусы "Неоплан" и съёмочные группы телеканалов на своем транспорте. Пока пересекали Азербайджан с востока на запад по привычному шоссе, заоконный пейзаж был вполне заурядным. Поля и степи перемежались населёнными пунктами. В посёлках и райцентрах было тоже всё обычно и размеренно: жилые дома, аптеки, парки, кафе, супермаркеты.

Но спустя пять часов дорога стала ухудшаться, и автобусы сбавили ход. Вскоре мы проехали военный пост. И за ним пейзажи перестали быть мирными. Справа и слева окопы, траншеи, остатки дзотов. Какие-то сооружения из покрышек, ржавая цистерна, спирали из колючей проволоки, противотанковые ежи из труб. Разглядели танковую гусеницу. А еще вдоль дороги мелькали треугольные таблички, пунктиром неслась бело-красная лента. Мы остановились и вышли. Смогли прочитать надписи на табличках: "Мины", "Заминированная территория". Это азербайджанская земля, которая ещё недавно была занята армянскими оккупантами. Захватчики ушли, но оставили в земле тысячи мин. Нас предупредили, чтоб ни в коем случае не переступали за ленточное ограждение. Там могут передвигаться только сапёры.

Нам показали, как выглядят мины в земле. Даже полуразрытые, они не очень заметны. Но не дай бог задеть. Говорят, что иногда на этих минах подрываются беспечные шакалы, блуждающие здесь по ночам. Что бывает в таких случаях - нам показали. "Смотрите туда!" Только операторы успели развернуть камеры, как рванул такой взрыв, что все вокруг содрогнулось. А ведь взрыв был на изрядном расстоянии. Клубы чёрного дыма вознеслись над степью.

Поехали дальше. Изредка стали появляться какие-то развалины, остатки стен с оконными и дверными проемами, серые деревья с чернеющими на них засохшими гранатами.

Постепенно развалин стало больше, ещё больше. Они обступили дорогу с обеих сторон. "Вот мы и в Агдаме", - сказал один из пассажиров.

И мы поняли, что едем не по дороге, а по бывшей улице. И вокруг нас город, который еще тридцать лет назад был красивым и цветущим - гордостью страны. А сейчас здесь нет ни домов, ни улиц. Дома превратились в руины. Улицы заросли и затерялись.

Агдам есть и Агдама нет.

Наш попутчик оказался бывшим агдамцем.

- Вот здесь была поликлиника, - показывал он, - а вот это был гастроном. Двухэтажный дом видите? Если это можно сейчас назвать домом. Там был кинотеатр. Сколько ж мы сюда в кино ходили! Самые любимые - индийские...

Первую остановку в Агдаме мы сделали неподалеку от дворца Панах-Али-хана. Изящная одноэтажная резиденция правителя Карабаха, выстроенная в 1738 году, и рядом мавзолеи членов ханской семьи - немногое из того, что уцелело за время оккупации города. Но что значит уцелело? Историческим сооружениям посчастливилось сохранить поросшие мхом крыши, вот и всё. А внутри, судя по соломе, мусору, навозу, содержали скот. Состояние соответствующее. Вокруг - кучи ржавого металлолома. Могильные камни старинных захоронений перевернуты.

По соседству с Дворцом - известный стадион "Имарет", когда-то домашний стадион прославленного футбольного клуба "Карабах". Сейчас футбольное поле превратилось в неровную лужайку с проплешинами. Кто-то мне говорил про остатки трибун, но их я там не обнаружил.

Кстати, главным тренером "Карабаха" долгие годы был Аллахверди Багиров. Во время первой Карабахской войны он организовал в Агдаме добровольческий батальон, спас множество жизней, но сам погиб в 1992 году и был посмертно удостоен звания Национального героя. Багирова похоронили в родном Агдаме. Спустя десятилетия могила героя была восстановлена, как и несколько других. Мы побывали на этом небольшом кладбище. Когда-то здесь был уютный городской парк, в центре которого располагался мемориал павшим в годы Великой Отечественной войны. Сейчас нет ни парка, ни мемориала. Да и обозначенные могилы порой условны, не все захоронения начала 1990-х удалось определить наверняка...

Мы проехали мимо знаменитого Музея хлеба. Сохранившаяся часть его фасада - редкая яркая деталь среди развалин. Колоритная мозаика напоминает о мирных временах, когда энтузиасты формировали экспозицию уникального музея, собирая здесь редкие артефакты: и обугленные зерна пшеницы, что старше египетских пирамид, и древние каменные жернова, и блокадный паёк...

Главная остановка - рядом с Агдамским драмтеатром, от которого остались лишь три арки фасада. От театра два шага до Агдамской мечети, поврежденной, покореженной, но выстоявшей. Говорят, что оккупанты сохранили её, потому что нуждались в определенном ориентире для планирования артиллерийских атак. Вероятно, для этого было достаточно двух минаретов. Поэтому само здание храма использовалось, как хлев.

Мечеть была построена зодчим Кербалаи Сефи-ханом Карабаги в 1868-1870 годах, автором мусульманских святилищ не только в Азербайджане, но, кажется, даже мечети в Одессе (не сохранилась). Элегантные минареты агдамской мечети возвышаются над городом. Благо, была цела внутренняя лестница и на минарет принялись взбираться телеоператоры. А я поднялся на крышу храма. Вроде бы невысоко. Крыша - это уровень третьего этажа, но было ощущение, что я забрался значительно выше. Агдам, лишённый крыш, окон, улиц, казался просто вдавленным в землю. Вероятно, эта панорама изувеченного города и навела моих коллег, побывавших здесь ранее, на мрачные эпитеты: "Хиросима Кавказа", "Город-призрак".

Мы попили чай и выдвинулись к последней точке программы - крепости Шахбулаг, находившейся в 10 километрах от Агдама. Крепость здесь была выстроена в XVIII веке тоже Панах-Али-ханом, основателем Карабахского ханства. Когда-то она была частью большого дворцового комплекса. В годы оккупации в крепости был создан археологический музей, однако экспонатов в нём больше нет. Очевидно, перед освобождением азербайджанских территорий, ценные артефакты были вывезены в Армению. Все, что осталось, это мусор и таблички с призывом на армянском, английском и русском языках "соблюдать установленные правила". Правда, какие правила были установлены, уже не узнать.

...Мы выехали из Агдама уже затемно. Много обсуждали, делились впечатлениями, спорили. Даже высказалась идея, что, может, стоит оставить Агдам таким, каким мы его увидели сегодня, - в память о трагедии... "Как оставить?! - воскликнул кто-то из попутчиков-агдамцев. - Мы же хотим вернуться домой! Мы с этой мечтой почти 30 лет жили!.."

И я с ним совершенно согласен.

Потому что Агдама нет, но Агдам есть. И, я уверен, он будет еще краше прежнего.